Агентство инвестиционного развития
Ростовской области

Новости

23 апреля

ВЫСТУПЛЕНИЕ ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА АГЕНТСТВА ИНВЕСТИЦИОННОГО РАЗВИТИЯ В.И.ВИКУЛОВА НА СЕССИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬНОГО СОБРАНИЯ

20 апреля на заседании Законодательного собрания Ростовской области заслушан отчет о ходе исполнения областного закона «Об инвестициях в Ростовской области» в части деятельности НП «Агентство инвестиционного развития Ростовской области» в 2006 году.

Уважаемые депутаты!

Мы загодя представили в комитеты Законодательного собрания короткую и расширенную версии отчётов о работе Агентства за 2006 год. Постарались подробно ответить на все поступившие запросы. При этом, конечно, акцент сделали на успехах, поскольку Агентству засчитываются только успешные проекты. Неудачи в этом смысле ничего не добавляют нам, кроме опыта, и может быть ещё дополнительной известности региону среди потенциальных инвесторов.

Скажем, работали-работали с французской компанией СЕКАБ, чтобы они свой российский завод по выпуску плодоовощных консервов построили именно в Ростовской области. Однако этого не случилось. СЕКАБ не принёс нам в отчётность ни копейки зачётных инвестиций. Зато мы стали с консервщиками говорить на одном языке. Научились в максимально выгодном свете представлять овощеводческий потенциал Ростовской области. И это сейчас нам очень сильно помогает в переговорах с другими компаниями, которые возможно построят свои заводы в Ростовской области и станут крупными потребителями донских овощей. В частности, с компанией Пепсико, чей завод по производству чипсов будет потреблять до 160 тысяч тонн картофеля. С крупнейшим польским производителем соков – компанией «Маспекс. С ещё одной польской компанией «Хортекс», занимающей около 80% российского рынка замороженных овощей и фруктов.

Естественно, ни один из этих проектов ещё не фигурирует в нашей отчётности.

Судя по тому обсуждению, которое прошло в комитетах накануне сегодняшнего заседания, многие из вас детально познакомились с нашей отчетностью. Поэтому сейчас хотелось бы остановиться только на основных тезисах отчёта Агентства за 2006-й год.

Главный критерий оценки нашей работы – объем стартовавших при участии Агентства проектов. Параметр – жесткий и прагматичный. Ни сколько совещаний и мероприятий прошло, а каких результатов добились. Как я понимаю, схожий принцип бюджетной эффективности по конечному результату собираются внедрять и на уровне Федерации. Мы же в таком режиме работаем третий год. Считаю подобные критерии оценки – полезными и эффективными. Нам они задали наиболее продуктивный вектор работы. Обычно деятельность агентств, подобных нашему, оценивается по количеству контактов с потенциальными инвесторами. Независимо о того, выросло что-то из этих контактов или нет. У нас параметры контракта жестче. Может быть, поэтому позавчера специальной комиссией, в которую входили, в том числе заместители Грефа, Ростовское агентство признано лучшим инвестиционным агентством России среди тех, что уже созданы в 23 регионах страны.

В 2005 году контракт предусматривал, что объем стартовавших при нашем участии проектов должен составить 310 млн долларов. Мы представили к зачету – 427,2 млн долларов. В 2006 году контрактное задание возросло до 350 млн долларов. Агентство представило к зачету стартовавшие проекты на сумму $631 млн долларов.

Мы намеренно стараемся перевыполнить контрактное задание, потому что всегда существуют риски, что какой-то проект забуксует, будет реализовываться медленнее, чем планировалось изначально.

Контракт, заключенный с агентством предполагает, что «зачётные» проекты могут быть реализованы в любых отраслях народного хозяйства. Тем не менее, для нас были и остаются приоритетом - индустриальные, промышленные проекты. Поскольку они дают региону наибольшую добавленную стоимость и налоговую отдачу. Конечно, проекты в сфере логистики, строительства, торговли объективно стартуют быстрее, чем заводы. Поэтому мы изначально знали, что на первых этапах, таких «зачётных» проектов у нас будет большинство. Просто потому, что строительство новых заводов – нуждается в большей подготовительной работе. К примеру, создание крупномасштабного цементного производства с учетом аукционов по месторождениям, их разработки, строительства самого завода занимает, даже по самым оптимистичным оценкам, минимум 4 года. Поэтому, работу по проекту французской компании «Лафарж», которую Агентство ведёт уже почти два года, мы зачтём в лучшем случае ещё через 12-15 месяцев. В то время как крупные торгово-развлекательные комплексы, логистические терминалы строятся иногда за год-полтора.

Тем не менее, прирост индустриальных (промышленных) проектов в нашем «зачётном» портфеле по сравнению с 2005 годом составил больше 60%. И дальше эта тенденция будет только усиливаться. Скажем, суммарный проектный портфель агентства сейчас насчитывает под 80 проектов, больше половины из которых - производственные. Это не значит, что компании уже приняли решение инвестировать именно в Ростовскую область. Мы боремся за эти проекты с другими российскими регионами, Украиной, Восточной Европой. Если бы все эти проекты гарантированно стартовали на Дону, то речь шла бы об инвестициях свыше 3,5 млрд долларов. Конечно, в лучшем случае на Дону локализуется треть этих проектов. Но чем больше у нас их в работе, тем выше отдача.

Контракт не требует того, чтобы проекты реализовывались на каких-то конкретных территориях. Поле нашей деятельности – вся Ростовская область. Тем не менее, мы всегда в первую очередь предлагаем инвесторам шахтёрские территории. В плане маркетинговых усилий, продвижения, они, как ни парадоксально, сегодня подготовлены лучше других. В Ростовской области действительно прилагаются серьезные усилия по развитию именно этих районов. Но им объективно сегодня не хватает инвестиционной привлекательности. В силу разных причин, которые во многом не зависят ни от Законодательного собрания, принявшего в отношении шахтерских городов прогрессивный закон. Ни от региональной исполнительной власти. К сожалению.

И, если за 2005 год у нас был один зачётный проект, реализованный на шахтёрских территориях, то в 2006 году, увы – ни одного. Тем не менее, критическая масса сделанных различным инвесторам предложений – копится. Сами шахтёрские города, по крайней мере некоторые из них, уже никак нельзя назвать депрессивными. Но самое главное есть примеры реализуемых здесь успешных индустриальных проектов, которые являются существенным аргументом для других потенциальных инвесторов. Гляди на эти примеры, они с большим энтузиазмом смотрят в сторону Шахт, Новошахтинска, Красного Сулина. В частности, сейчас мы ведём переговоры с одним из крупнейших мировых производителей стекла, который в качестве приоритетной территории для размещения своего большого завода, стоимостью около 250 млн евро, – рассматривает как раз окрестности города Шахты.

Я прекрасно понимаю, когда депутаты просят или даже требуют, чтобы именно их районом занимались особенно усердно, чтобы и в их избирательном округе реализовывались крупные инвестиционные проекты. Я с большим уважением отношусь к таким усилиям, поскольку любой ответственный депутат обязан печься в первую очередь о своих избирателях. В то же время, очевидно, что в обозримом будущем в каких-то районах крупные производства не появятся только потому, что это экономически нецелесообразно. У них другая – специализация, например, сельскохозяйственная. Какие-то районы будут мощными успешными производителями экологически чистой сельхозпродукции, в том числе и потому что там отсутствуют иные крупные производства. И это абсолютно нормально. Хотя, хочу подчеркнуть, что мы всячески стремимся расширить донскую географию крупных инвестиционных проектов.

Теперь об ошибках. Год назад, когда Агентство с этой трибуны отчитывалось впервые, я сетовал, что в Ростовской области нет, и пока не предвидится очереди из инвесторов. Конечно, тем самым хотелось лишний раз подстраховаться, имея жесткое контрактное задание – мол, в этих условиях «дотянуть» до следующих 350 миллионов долларов будет крайне непросто. Но сейчас я вынужден признать - мы ошиблись в своих прогнозах. В Ростовской области появляются первые признаки очереди из инвесторов. И если в сфере ритейла, девелопмента, логистики подобного ещё можно было как-то ожидать, то в сфере промышленности – это по-настоящему большая и приятная неожиданность. Невероятно, но к нам уже начинает выстраиваться ещё очень маленькая, но всё же очередь из желающих разместить на Дону свои заводы. И однозначно это следствие той экономической политики, которую формирует и реализует руководство области вместе с Законодательным собранием.

Ведь что произошло? В России сейчас грядёт эра так называемых гринфилдов или зелёных лужаек – это когда новые производства строятся с нуля в чистом поле. Дешевле, выгоднее, эргономичней не покупать старые корпуса, в которые трудно втиснуть современные технологии, а строить передовые производства на свободной земле. Но с чем сталкиваются пионеры этой набирающей силу тенденции? С отсутствием подходящих площадок, которые были бы обеспечены необходимыми инженерными коммуникациями, мощностями. Были бы свободны от застройки, но вблизи крупных населенных пунктов. Найти подходящие площадки – крайне сложно, с приемлемой ценой техусловий и земли. Донские власти об этом подумали заранее, занявшись проблемой фактически два года назад. В итоге сейчас проектируется сразу несколько подобных зон: Новоалександровская (более известная как Кулешевская), Азовская, Южно-Батайская, Южный индустриальный район. Более того, наиболее подготовленная из этих промзон – Новоалександровская, которая начиналась с одинокого проекта молкомбината «Юнимилк», весной этого года оказалась заполнена под завязку. Мы сейчас столкнулись с тем, что пока не можем «вписать» в эту зону соковый завод «Маспекса» и завод по переработке стекла, стоимостью свыше 20 млн евро. Потому что здесь уже есть крупнейший в Восточной Европе завод Кока-колы, резервная площадка под производство алюминиевой банки. В качестве приоритетной для себя выбрал в «Новоалександровской» площадку – «Хортекс». И так далее. Создаваемые инфраструктурные мощности – разобраны, хотя, ещё зимой на прямой вопрос Ивана Антоновича Станиславова, сможет ли Агентство эту зону заполнить резидентами до конца 2007 года, твёрдого «да» мы сказать не могли. Но как только у компаний появилась уверенность, что инфраструктурные проблемы будут решены в заявленные сроки, что администрация области предлагает действительно привлекательные условия и гарантирует их полное соблюдение – сформировалась очередь.

Да, ещё не всё в этой зоне гладко, и, прежде всего, с точки зрения сроков реализации уже заявленных проектов. Я, например, ощущаю личную ответственность за анонсированный и важный для области проект компании «Юнимилк», которая для будущего производства уже инвестировала в реконструкцию азовского водоканала 40 млн рублей, и сейчас завершает проектирование. Надеюсь, мы уже идём к стройке «Юнимилка» самым коротким путём.

На федеральном уровне, при серьезных государственных капиталовложениях, с масштабными налоговыми и таможенными льготами создаются Особые экономические зоны. Очень много про них говорят. Чтобы ничем не рисковать на первом этапе для создания таких зон выбрали территории, где инвесторы предварительно и без всяких зон уже прописались со своими проектами. Заявку Ростовской области, которая хотела использовать этот инструмент для развития самых проблемных территорий – шахтёрских, подстраховавшись, отодвинули на потом. Однако, ничего в этих зонах пока не происходит. Между тем, Ростовская область самостоятельно, без федеральных денег, уже реализует проект современной пищевой промзоны. Надеюсь, что этот первый удачный опыт будет тиражироваться дальше.

Ростовская область здесь опережаем другие регионы. В этой связи крайне важна позиция депутатов, областной администрации при разработке бюджета на 2008 год. Акцент бюджетных трат на снятие инфраструктурных ограничений – это деньги, которые не проедаются, а идут на развитие. Именно они принесут казне дивиденды в последующие годы. Понятно, что этот ресурс – предельно ограничен. Как говорит Владимир Фёдорович, Ростовская область ещё недостаточно богата, чтобы к новым заводам подводить коммуникации до забора. Но шаги региональной власти в этом направлении – главный вдохновитель той инвестиционной активности, которая сегодня наблюдается в Ростовской области.

Заявляя те или иные проекты к зачету, мы обязательно должны оговориться, что Агентство – это всего лишь подносчик снарядов. Если я стану персонально называть всех, кто нам помогает в этом здании, в муниципалитетах, то радикально переберу регламент. Мы очень признательны губернатору Владимиру Фёдоровичу Чубу, Ивану Антоновичу Станиславову, Виктору Ефимовичу Дерябкину, которых мы, возможно, чрезмерно перегружаем переговорами. Однако именно их непосредственное участие зачастую позволяет склонить мнение очередного крупного инвестора в пользу Ростовской области.
Или другой пример. Если бы Александр Иванович Бедрик, который вроде бы за инвестиции не отвечает, не предпринял определенные усилия, чтобы «Кока-кола» оказалась в наших цепких объятьях, возможно крупнейший в Восточной Европе завод строили бы в каком-нибудь другом месте, а не в Азовском районе.

Ну, и как не сказать про то, что уважительные словосочетания «мистер Бевзюк» и «мисье Борзенко», сегодня прочно входят в лексикон крупнейших европейских компаний.

И этот список можно, безусловно, ещё долго продолжать.

Причём за каждым успешно «приземлённым» на Дону инвестором, уже по рекомендациям, тянутся новые большие проекты и компании. Лучшей рекламы для региона – не бывает.

Работая уже 3-й год, мы особенно остро ощущаем глобальную конкуренцию, в которую вступила Россия и регионы за привлечение инвестиций.

Сегодня, как никогда, от того, какие административные и экономические приёмы использует регион, зависит, куда серьезные инвесторы пойдут строить заводы и фабрики.

Будущее может быть разным. Будущее можно менять. Будущее можно сделать лучше.